travinn (travinn) wrote,
travinn
travinn

Categories:

МЫЛО НА ВИСЕЛИЦУ

Не обвиняй меня, Всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я люблю;
За то, что редко в душу входит
Живых речей Твоих струя,
За то, что в заблужденьи бродит
Мой ум далеко от Тебя…
                                    М.Лермонтов.Санкт-Петербург. Семеновский плац. 22 декабря 1849 года
Черный «джип» несется по утренней Москве. Мелькают люди, стоит девушка у перехода: печальны ее глаза…Антон бодрится: ошибка у меня. Увидишь. Справки оставим на память. Смеяться еще будем, как вспомним страх…
В меня же неотступно, как лезвием по сердцу, лезли отрывки рассказа князя Мышкина из «Идиота»:
“ …Шагах в двадцати от эшафота, около которого стоял народ и солдаты, были врыты три столба, так как преступников было несколько человек… Священник обошел всех с крестом. Выходило, что остается жить минут пять, не больше…Эти пять минут казались ему бесконечным сроком, огромным богатством;… Он умирал двадцати семи лет, здоровый и сильный; … Невдалеке была церковь, и вершина собора с позолоченною крышей сверкала на ярком солнце; …Что эти лучи его новая природа, что он чрез три минуты как-нибудь сольется с ними…Что ничего не было для него в это время тяжелее, как беспрерывная мысль: «Что, если бы не умирать! Что, если бы воротить жизнь, — какая бесконечность! И всё это было бы мое!
Я бы тогда каждую минуту в целый век обратил, ничего бы не потерял, каждую бы минуту счетом отсчитывал, уж ничего бы даром не истратил!».
Достоевскому было тогда 27 лет. Мне сегодня – 45 лет. Антону, молодому, удачливому бизнесмену – 24 года.
Приехали. Саша припарковался. Улица Щепкина. Областной СПИД-Центр. Моники.
Заняли очередь. Здесь не спрашивают: кто последний. Только: кто крайний. Длинная очередь. Часа на четыре. Огромное богатство…

ОЧЕРЕДЬ НА КАЗНЬ

Длинный коридор. Белый пластик. Плакаты: СПИД, СПИД, СПИД.
Как лечиться. Как не отчаиваться. Как познакомиться с себя подобными. Читаю: «Ищу положительного во всех отношениях».
Изгои. Отверженные…
Открывается дверь. Звонкая тишина. Все смотрят на Очередного: ошибка, друзья! Неправильный диагноз! Все радостно улыбаются: а вдруг, вдруг, вдруг. Но вот. Еще один. Еще одна. Еще один. Еще одна…
Цепкий холодок сжимает сердце. Очередь все ближе и ближе. Как же быстро в этой очереди бежит время!
Мужчина в дорогом костюме гладит супругу по мокрым щекам, круглому животу: «Не плачь, птенчик. Обойдется. Ребенок нас еще переживет». Возможно…
Сейчас от ВИЧ-мам родилось 30 тысяч детей. Средняя продолжительность жизни ВИЧ-инфецированного – 3-5 года. Мама проживет больше. Ребенок проживет больше. Кто знает…
По коридору бродит странный человек. Просит у всех закурить. Ему дают. Прячет в карман. Опять просит: дайте сигаретку… С ума сошел. Каждый день сюда приходит. Стоит в очереди. Уже полгода стоит. Как объявили диагноз: СПИД.

«НАРКОТИО» (греч.): «НАНОСЯЩИЙ УДАР»

Деревня Сукманиха. Областной противотуберкулезный диспансер. Здесь я уже шесть месяцев: туберкулез. От наркотиков: анаша, гашиш. Легкие наркотики. Безобидные….
Обещают на днях выписать. Скажут на обходе. Заходит врач, почему-то очень серьезна: «Андрей, не волнуйтесь. Анализы дали положительную реакцию. На ВИЧ».
Заработала лихорадочно память: откуда?
Бегали в соседнюю деревню. Тамошняя бабулька выращивала мак. Головки - спелые, внутри – живительные капельки. Промочить их ваточкой. Высушить. В стакан с водой. На спиртовку. Раствор готов.
Тут – шухер! Менты! Откуда вы, ребятки?
Миша, ему 20 лет: из тубвич!
Милиционер звонит в отделение: «Задержали наркоманов с поличным, они из противотуберкулезного диспансера, из ВИЧ-отделения. Куда их везти?
Матерный голос в ответ: «Домой к себе вези!».
В диспансере сняли стресс старой дозой раствора. «Не дрейфь!- утешил Миша, - у меня есть для тебя одноразовый шприц».
Через месяц его койку занял я. Миша вколол себе «золотой укол»: передоз. Покойников выносят чуть ли не каждый день. Бывает, в один черный мешок засовывают два человека, три человека… То, что от них осталось. Как на фотографиях Освенцима. Туберкулез и ВИЧ, как серной кислотой, сжигает всю плоть. Скелеты ходят по коридору: тоненькие тростинки ног, вздувшие пузыри коленей.
Самым здоровым был мой сосед: беспрерывно бегал в туалет – нескончаемый понос. Ему все завидовали…
Если есть ад, то, что тогда здесь? Неделю по-собачьи выл мой сосед: от боли руками рвал расползающую на теле кожу. Пальцами ковырялся в кишках. Обезболивающие наркотики уже не действуют.
Последние дни исступленно вопил: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!Господи, помилуй!…»
Утром пришли санитары. С черным мешком.

КАДРЫ ОБРАТНОЙ ЖИЗНИ

Невыносимо стало жалко себя. До спазм в горле. Еще недавно. Крепкий, красивый. Сытый московский кот. Таксовал в «Новом желтом такси». Точка – у памятника Юрию Долгорукому.
В месяц имел, минимум, сто тысяч рублей. Девки вешались на шею. Ни в ком ни нуждался. Кидался друзьями.
Бросал женщин. Одних. С детьми. На руках. Найду еще лучше! Жизнь закрутилась обратно. Пошли кадры прошлой жизни… Десять лет курил гашиш, коноплю. Скажу то, что знает любой мент: 98 процентов таксистов Москвы – наркоманы. Шальные деньги. Однообразная работа – туда-сюда. Как автомат. Никаких мыслей. Гробишь мозг. Ты - растение.
Наркотики расслабляют. Весело. Сплошной кайф. Наркотики поощряются. Гашиш, анаша придают собранность, внимательность. Аварийных ситуаций практически не бывает.
Выдает хриплый голос и реакция зрачков на свет: они не расширяются.
На этом ловят менты: в обмен просят сдать наркопритон, квартиру педофилов. Помочь собрать компромат на депутата, правозащитника.
Сколько же их ко мне приставало! Давай расслабимся, а сам лезет к ширинке…Каждый московский таксист знает все злачные места города: наркотики, оружие, проститутки, педофилы, гомики…
Смотришь вечером телевизор: поет поп-звезда, играет роль артист, выступает депутат.
Сегодня залезал к тебе в штаны: давай расслабимся…

ОЧЕРЕДЬ НА КАЗНЬ

…Еще двадцать человек. За дверью скрылся парень. Здоровый, сильный, стильно одетый. Вышел: «Ну почему я?! Я же нормальный человек – не гомик, не наркоман. Сделал тату в салоне на Арбате. Ну почему? Почему? В Церковь хожу! Библию читал! Там же ничего не написано о СПИДЕ! О татуировках! И в сексе предохранялся: только в презервативе!»
В тубдиспансере контингент – средний класс и бедные. В «СПИД-Центре» - навороченные, дорогие мобилы, желтые часы. Крутые тачки. Хорошо, видно, развлекались.

РАЗМНОЖАЮТСЯ, КАК БАКТЕРИИ

Вспомнились слова главного врача «тубвич» Галины Тараненко: вам все врут – депутаты, газеты, телевидение.
Презервативы защищают от СПИДА, в лучшем случае, на 20 процентов. Возбудители ВИЧ содержатся в сперме, в крови, в поте, в слюне, в слезах…
Зачем врут? Это политика. Политика ликвидации русского этноса через разрушение института традиционной семьи.
Враг идет на нас не с танками, а с презервативами. Бесплатно их раздавая.
Генеральный директор РАПСа (Российская ассоциация планирования семьи) госпожа Инга Гребенщикова с гордостью подчеркивает: уже 61 процент молодежи использует презервативы.
После сексуального пресыщение приходит жажда «добавить перчику». Заплевается, унижается Образ Женщины. Девушки. Жены. Матери. Кругом – телки. А на руках – справка: СПИД, туберкулез. В лучшем случае, импотенция.
Статистика. В России ВИЧ-инфецированных – до 1.5 миллионов. В 2000 году их было – 90 тысяч. Размножаются, как паразитические бактерии, в геометрической прогрессии…Что вдалбливается в голову молодому поколению? Поколению «нулевых», девяностых годов? Поколению, родители которых отринули все прежние ценности. Не предложив новых. Только одно: Трахайтесь, но с презервативами. Колитесь, но одноразовыми шприцами. Раскрепощенный грех. Безопасный грех. Цинично поощряемый.

СУКМАНИХА

…Жалость к себе прошла. Горела совесть. Жгла. Выжигала.
Мать…Пенсионерка. Не ездил к ней. Принесла мне похоронные деньги на лекарства от туберкулеза, а на ногах - старые, заношенные туфли.
Друзья…Нет их у меня. Захотел кому-то позвонить. Не кому звонить. Жены…Четыре жены. Гражданские. Церковь называет такую связь блудом. Дети…Что я им скажу? Придите. Папе плохо…Как сумасшедший, ходил по коридору «тубвич»: «Отче наш», «Отче наш», Отче наш…»
Санитарки внимания не обращали: не такое видели.
На третий день заснул. С блаженной улыбкой…

ОЧЕРЕДЬ НА КАЗНЬ

Господи…В телефонной будке буду жить! В землянке, в тайге! Спаси!
Дрожат руки, сжимая молитвослов. Захожу.     Две девушки. Симпатичные. Стопка историй болезней. Называю фамилию: «Шишков». Копаются в стопочке. Шепчутся. Секунды. Секунды. Секунды…
Одна уходит в другую комнату. Девушка за столом говорит: если здесь вашей истории нет, значит… Неужели…
Принесла. Историю болезни. Читает: нет у вас ВИЧа… Меня трогают за плечо. Очнулся. Священник. Вам плохо? Хорошо, очень хорошо! Несколько часов стоял в церкви у «СПИД-центра» «Моники» на коленях, видимо, потерял сознание.

ВСТАВШИЙ ИЗ ГРОБА

В тубдиспансере Андрея встретили, как Лазаря, вставшего из гроба. Главный врач «тубвич» отделения Галина Тараненко всплеснула руками: «Уникальный случай! Буду писать диссертацию!». Сама же подошла к Андрею: «Помнишь, после диагноза СПИД я тебе сказала: молись?»
У Галины Георгиевны недавно обнаружили затемнение легких: все-таки это тубдиспансер, а не курорт в Ницце.
Переполошилась. Ноги привели в церковь. Стала исповедоваться, причащаться. Через месяц затемнение исчезло. Совпадение? Кто знает…
Перед выпиской выступил главный врач тубдиспансера Георгий Касаткин. Привел удручающие цифры, статистику. А что от нее пациентам? Она как мертвому припарка. Они ее знают на своей шкуре.
В стране бушует эпидемия туберкулеза. Власти это скрывают. Ситуация критическая. Больных туберкулезом – 2.3 миллиона! Больной туберкулезом может за один год заразить свыше 100 человек.
Разрушена профилактическая система. В США, например, больных туберкулезом изолируют. Несут уголовное наказание за уклонение от лечения.
Специальные службы тут же отслеживают все контакты заболевшего: дома, на работе, на улице, в кафе, постели…
Человеку, с подозрением на туберкулез, предоставляется бесплатный проезд и обед на период обследования.У нас же, практически, даже флюорографию перестали спрашивать при приеме на работу. Без справки все ясно, когда внутри все темно…

ГРЕХИ ВЗРОСЛЫХ НА НИХ

На недавних парламентских слушаниях в Госдуме по демографической политики председатель Комитета по охране здоровья Ольга Борзова порадовала окружающих «хорошей демографической статистикой».
Ольга Геннадьевна не может не знать, что сказал на тех же парламентских слушаниях председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов:
- В ближайшие 15-20 лет демографическая ситуация будет только ухудшаться. Рожать будут только те, кто родился.
В 2009 году родилось 1 миллион 714 тысяч детей. Коэффициент рождаемость -1.21 на семью. Норма – 2.3 ребенка. Кто же родился?
Из них- 35.8 больные. 44.2 % составили группу риска. Лишь 20 % - относительно здоровые. Что ждет это поколение? Через 3-5 года, продолжительность жизни ВИЧ-инфецированных, в гроб слягут 800 тысяч человек. Те, кому сейчас от 15 до 25 лет. Целое поколение!
Ежегодный же прирост ВИЧ-инфецированных – 20 процентов. Одни уходят. Другие приходят…
Несчастные дети: грехи взрослых на них.

КТО СОСЕТ ПУСТЫШКУ

Государство (аппарат чиновников) оказалось в западне. В России смерчем несется эпидемия СПИДА и туберкулеза, пожирая остатки русского этноса.
Стоимость лечения ВИЧ-инфецированного – 350 тысяч первый месяц (материнский капитал -343 тысячи 378 рублей 8 копеек). Остальные месяца жизни – до ста тысяч. Бесплатно. Каждый из нас. Каждый. Оплачивает через налоги свальный грех. Стоимость лечения туберкулезного – до 50 тысяч в месяц. Санаторное – 100 тысяч в месяц.
Государству (аппарату чиновников) нужно решать и демографическую проблему. «Раскрепощенные» женщины перестают рожать. Кроме того, пособие на ребенка составляет 2060 рубля 41 копейку.
Месячный набор памперсов стоит 1800 рублей. Остается 261 рубль 41 копейка. Не хватит на силиконовую пустышку – 271 рубль.

Государство (аппарат чиновников) напоминает больного туберкулезом. Химиотерапией очищаются легкие – заболевает сердце. Закачиваются в сердце лекарства – разбухает печень. Лечится печень – сползает, как у змеи, кожа с тела.
В это же время, не покладая рук, трудится целая отрасль. Одни – взращивают порок. Развращают женщин. Развращают мужчин. Развращают детей. Через СМИ. Школу.Телевизор. Фильмы.
Другие – снимают пенки. Производство презервативов. Лекарств от СПИДА. Туберкулеза.
В Московском Научно исследовательском институте по болезни туберкулез гарантируют полное излечение за 11 тысяч евро.
Палочка Коха быстро приспосабливается к стандартному бесплатному набору лекарств. Требуются дополнительные, резервные…
Рядом с Андреем умирал парень. Мать кормила его из ложечки. Тут же срыгивал в утку.
Врач сказал: нужны 90 тысяч рублей на «резервные» лекарства. Иначе сын умрет через неделю. С «резервными» – через месяц.
Государство (аппарат чиновников) борется со змеем, у которого тут же отрастают новые головы.
СПИД появился в США, в 1981 году, в самой раскрепощенной и свободной стране. Его тогда назвали «болезнь гомосексуалистов».
Мужеложство, скотоложство – смертный грех. Человек претит своей природе.   СПИД уничтожает не орган. Человека. Не допустить размножение подобных.
Туберкулез – болезнь нервов. Страстей. Нервы – гнев, озлобленность, зависть, гордыня.
Нарушается аппетит. Сбой в обмене веществ. Хочется успокоиться – пища становится антидепрессантом – больше, жирнее, вкуснее. Хочет уколоться…
СПИД обрушивает защиту организма. Иммунная система, как крепость, отражает набеги заразных бактерий. СПИД просачивается, как нож в масло. Люди привыкли к смертной болезни. Можно жить и год, и два, и три. Глядишь, лекарство изобретут. Недавно прибор появился «по очистке спермы»…
Андрей зашел в Интернете на форум ВИЧ. О чем пишут? Где лечить больные зубы. Как правильно питаться. Недоумения: ни с кем не гуляла, никуда без мужа не шлялась…
Нет одного. Раскаяния.  Грех. Смертный. Не научил. Ничему. Никого.
Теперь в организм человек проник более коварный возбудитель СПИДа. Дремлет в организме до десяти лет, заражая при этом «контактеров». Ими стали все мы – близкие, друзья, коллеги. Однажды вирус проснется…
Все эти смертные болезни связаны с репродуктивной функцией человека. Появился даже генитальный туберкулез.
Зачем на земле нужны овцы, которые плодят бесов? Государство (аппарат чиновников) дает людям лишь пустышку, каковой является национальная программа «Здоровье».
В неё играются дяди и тети. В поликлиниках и больницах. Понимая, что их пациенты все равно обречены: будь-то у них СПИД или туберкулез.
За последние пять лет смертность туберкулезных увеличилась на 90 процентов. Зато другие дяди и тети в пустышки не играют. Высасывают из них деньги. Хорошие.
Реклама одной из частных СПИД-клиник: «Тариф молодежный», «тариф счастливый час». Скидка 20 процентов. Скидки на тот свет. В счастливый путь…

КОМУ НАМЫЛИВАЮТ ВЕРЕВКУ

…Серебристо звенят колокола, лучатся глаза девочек из воскресной школы подмосковного храма Воскресения Христова. Помогают помощнику настоятеля храма Алексею Волчкову звонить в колокола.
На душе потеплело: может, эти дети будут другие.
- Мы теперь воочию видим,- медленно произносит Алексей Волчков, – к чему приводит забвение заповедей.
- Дяденька Алексей! – отвлекает одна из девочек. – Братик заболел. Можно боженьку попросить о помощи?
В секулярном обществе (без веры) нет абсолютной нравственной нормы. Понятия греха. Допустимо все, что не противоречит закону и не нарушает права человека. Нет и полной личной ответственности: виноват плохой закон, правительство, сосед…
Каждый списывает грех на другого.
Оборот наркотиков в России – 11 миллиардов долларов в год. 3 миллиона, официально, - наркоманов. До 1.5 миллиона – ВИЧ.
Каждый несет в себе жало смерти. Не все уходят на тот свет в одиночестве. Как узнал Андрей, Миша подсунул ему использованный шприц. Легче становится, что не ты один Туда уйдешь.
Иной (иная) могут просто поцеловать. Поцелуй смерти.



Вместо эпилога.
Андрей был художником. Как говорится, подавал надежды. Захотелось «быстрой жизни»…
Из Сукманихи его направили в туберкулезный санаторий в селе Кожино.
Как-то гулял. Сквозь сосны засветилась голубенькая церковь на взгорье, внизу течет Москва-река. Стал помогать расписывать храм: Ангелы, Херувимы, небесные потоки солнца…
У Антона, с кем приехал на «джипе», диагноз подтвердился: СПИД.
Удачливый бизнесмен. Строитель. Жил только с женой. Не пил. Не кололся. В Париже в номер постучали: юная, нежная француженка…
Дома заразил и жену. Кстати, супруга – директор частной медицинской клиники: фетальная терапия, аборты.
В России выдано 1147 лицензий частным фирмам на аборты. Точно охотникам, на отстрел дичи. Лицензии. На убийство. Младенцев. Нерожденных. Бизнес…
Из санатория недавно пришел бородатый мужчина, реставратор: хочу помочь храму…Как заболел туберкулезом?
Реставрировали с бригадой ГИТИС. С ними работал человек из тюрьмы. Кашлял, харкался…
Преступников изолируют в тюрьмах. Заболеваемость туберкулезом за колючей проволокой в 20 раз выше, чем на воле.
Через время приносят в мир с тем же пороком подцепленную палочку Коха.
Преступников государство изолирует. Пусть на время. Но не трогает тех, кто плодит пороки. Заражает ими все общество.Сладострастно жмурясь. В депутатском кресле. В министерском кабинете. В студии телевидения. Под вывеской международных фондов. Придет их время. Взмолятся. Кому только?
Как тот в «тубвич». Когда от нестерпимой боли рвал кишки: «Господи, помилуй!».
Он его не услышал.
Игорь Травин.


P.S.

Городская цивилизация обречена на гибель. До их душ невозможно достучаться. Истлели. Сгнили. Пусть гниют. До конца.
Нужно покинуть города. Жить там, где жил русский этнос. В селе. В деревне. Если не хотим сгнить. С ними.
Создавать общины. Общины развития России. Рожать детей. Ходить в баню. Собирать свой урожай. Как там: сей на своем поле и пожинай плоды свои.
Община храма Воскресения Христова могла бы многих пригласить к себе. Пока не можем.
Мы сейчас нуждаемся в вашей поддержке - словом, делом, рублем. Остро стоит вопрос с закупкой бытовок под жилье общинникам; необходимы средства на открытие пекарни, столярного цеха, закупку сельхозинвентаря. С благодарностью примем для хозяйственных нужд автомобиль на ходу.
Кто, чем может: жертвуйте, и воздастся вам…
У кого есть предложения, замыслы по общинам развития России; кто желает конкретно помочь и самой общине храма Воскресения Христова, то пишите, звоните, приезжайте.
Предоставим гостевую келью, накормим монастырским обедом, сводим на живительный источник. Можете исповедоваться и причаститься.

Пишите нам: e-mail: gazetaita@mail.ru.
Спаси Вас, Господи.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments